Полезные статьи

Ожирение — одна из самых распространенных проблем у домашних животных. Под ожирением понимают превышение нормы массы тела более чем на 20% от физиологической нормы. Среди домашних животных ожирение регистрируют более чем у 30-40 % собак и кошек. Часто хозяева не задумываются о том, что это может привести к серьёзным проблемам со здоровьем. У собак и кошек с лишним весом идёт сильная нагрузка на опорно-двигательный аппарат: суставы сильно страдают, деформируются. Появляется хромота, животному становится трудно передвигаться. От ожирения страдают и внутренние органы — орган начинает «перерождаться», у животного развивается жировая дистрофия (первой страдает печень). Идёт сильная нагрузка на сердце, развивается атеросклероз. При ожирении выше риск развития сахарного диабета.

Лишний вес у животного легко определить при внешнем осмотре.

Если у животного вес в норме, то рёбра не должны быть видны, но их можно легко прощупать. Талия различима, на животе есть небольшой слой жира.

ожирение у домашних животных

Вес питомца нужно постоянно держать под контролем. Чтобы взвесить животное, можно взять его на руки и взвеситься вместе с ним на напольных весах. Потом взвеситься без него и вычесть свой вес из результатов взвешивания с животным. Чтобы взвесить собаку крупного размера, надо идти в ветеринарную клинику – там, как правило, есть широкие весы для взвешивания животных.

Причины ожирения

  • Переедание
  • Малоподвижный образ жизни
  • Нарушение обмена веществ
  • Гормональные изменения
  • Заболевания щитовидной железы
  • Психологические факторы (наслаждение вкусом, когда животные не могут насытиться; скука, депрессия; жадность, при совместном кормлении)

Профилактика

Чтобы у животного не было лишнего веса, главное — не перекармливать и давать достаточно физических нагрузок. На промышленных кормах написаны суточные нормы кормления для животных разного размера и веса. Если на этом количестве собака всё равно толстеет, или, наоборот, худеет, то количество можно немного уменьшить или увеличить.

Если же у питомца уже есть проблема ожирения — необходимо обратиться к ветеринарному врачу, чтобы он назначил лечение и специальную диету.

Лечение

Лечение ожирения у животных сложное, занимает несколько месяцев, а иногда и лет. Схему лечения разрабатывают индивидуально. Учитываются следующие направления:

  • нормализация баланса поступления и расхода питательных веществ;
  • устранение причины ожирения;
  • лечение сопутствующих ожирению болезней;
  • дальнейший контроль массы тела.

Нормализация баланса поступления и расхода питательных веществ достигается составлением диеты и графика физических нагрузок.

Российский ветеринарный журнал-01-2016

Е.Л. Кемельман (kemelman@yandex.ru), Е.М. Волкова, В.А. Санникова (viktory-tory@mail.ru), Ю.Д. Дюжева, А.В. Клименкова (sashulechek656@mail.ru), Ю.Л. Навнычко (juce2005@mail.ru). Клиника ветеринарной медицины «Айболит» (МО, Красногорск).

В научной статье описана прижизненная диагностика с помощью КТ интракраниальных НО у 9 крыс, приведены клинические данные о переносимости йогексола в различных дозах, эффективности предложенного протокола лечения.

Ключевые слова: аденома, гипофиз, интракраниальная локализация, новообразование, крыса, компьютерная томография

Сокращения: АГ — аденома гипофиза, КТ — компьютерная томография, КВ — контрастное вещество, НО — новообразование/я, ОМЖ — опухоль молочной железы

Введение

Декоративных крыс, наиболее часто используемых как экспериментальных животных [5], все чаще заводят в качестве домашних питомцев. Этому способствует их высокий интеллект и легкость социальной адаптации. Как и прочие домашние животные, крысы нуждаются в достоверной диагностике и обоснованных схемах лечения.

Интракраниальные НО, в частности АГ, представляют собой актуальную проблему, так как часто вызывают неврологический дефицит и являются пролактин продуцирующими, что, как правило, провоцирует формирование ОМЖ за счет избыточной продукции пролактина [8]. Chandra M., et al 1992 [2] указывает, что у самцов линии Спрег-Доули (англ. Sprague Dawley) АГ встречается в 27,4 % случаев, у самок — в 48,6 %. По данным Kaspareit-Rittinghausen J., et al 1990 [3], инцидентность данного типа опухоли еще выше, и самцы к ней более предрасположены: 53 % против 45 % самок с АГ. Таким образом, АГ является наиболее распространенной опухолью у самцов крыс, и второй по инцидентности после ОМЖ у самок.

Несмотря на то, что аденома — преобладающий тип НО гипофиза у крыс, Chandra M., et al 1992 [2] указывает в своем исследовании, что аденокарциномы гипофиза также встречаются, хотя и значительно реже: у 0,45 % самцов и 0,75 % самок. Данные по инцидентности новообразований головного мозга приведены в таблице 1.

1. Инцидентность интракардиальных новообразований у крыс [2]
Тип НО Самцы (n=1340) Самки (n=1329)
n / % n / %
Аденома гипофиза 367 27,40 646 48,60
Аденокарцинома гипофиза 7 0,45 10 0,75
Всего опухолей головного мозга 14 1,04 7 0,53
Астроцитома доброкачественная 4 0,30 3 0,53
Астроцитома злокачественная 5 0,37 1 0,23
Нейробластома 1 0,07
Эпендимома 1 0,08
Менингиома злокачественная 1 0,07
Зернисто-клеточная миобластома 1 0,07 2 0,15
Папиллома хороидального сплетения 1 0,07
Олигодендроглиома 1 0,07

На сегодняшний день прижизненная диагностика интракраниальных НО у крыс не описана ни в мировой, ни в отечественной литературе. При этом, есть данные, касающиеся использования КТ для диагностики опухолей гипофиза у МДЖ [1, 4, 6, 7].

Цель исследования

Оценить возможности КТ для прижизненной диагностики интракраниальных НО у крыс, определить оптимальные параметры сканирования и оптимальные дозы йогексола для внутривенного контрастирования, оценить эффективность предложенной схемы консервативного лечения.

Материалы и методы

Для исследования были отобраны 9 крыс, самки, возраст 12…18 месяцев; из них у восьми крыс в анамнезе — ОМЖ, у одной — недифференцированное НО в области нижней челюсти. У трех крыс наблюдался выраженный вестибулярный сидром, пять пациентов поступили в клинику с жалобой от владельцев на общее угнетение (вялость, апатия, отказ от корма), снижение мышечного тонуса и нарушение моторики грудных конечностей; одна крыса была исследована с помощью КТ по поводу НО в области нижней челюсти и не имела ни неврологической симптоматики, ни симптоматики вялости и апатии.

Дополнительно была создана контрольная группа (4 клинически здоровые крысы, самки, без историй болезни), чтобы иметь нормальную картину гипофиза при КТ-диагностике с КВ и без него.

Для исследования использовали компьютерный томограф «Picker PQ 6000», спиральное сканирование, толщина среза 1,5 мм, 120 kV, 150 mAs.

Всем крысам выполняли два КТ исследования поочередно: без КВ и с внутривенным контрастированием по вышеуказанному протоколу. В качестве контрастного агента был выбран йогексол (омнипак, omnipaque, «Амершам Хелс», Корк, Ирландия). Йогексол в концентрации 350 мг/мл использовали в дозе 700 мг/кг у 2 крыс и 1050 мг/кг у 2 крыс.

Для анестезиологического пособия использовали изофлюран в монорежиме.

Основной проекцией исследования была аксиальная (серия поперечных «срезов», рис. 1 а), но в качестве дополнительной также использовали сагиттальную проекцию (рис. 1 б).

Аденома гипофиза у крыс  Аденома гипофиза у крыс

Рис. 1. Интракраниальное НО (предположительно, АГ). Внутривенное контрастирование: а — йогексол 700 мг/кг, аксиальная проекция;б — йогексол 1050 мг/кг, средняя сагиттальная проекция

Протокол лечения был построен следующим образом. Крысам (n=8) с диагнозом интракраниальная неоплазия была назначена следующая схема лечения: маннит 1 г/кг 2 раза в сутки в течение 4 дней; каберголин 62,5…125 мкг на крысу, 2 раза в сутки, орально, пожизненно; пролигестон 30…40 мг на крысу, 1 раз в 7…14 дней в зависимости от клинической картины; преднизолон 1 мг/кг, 2 раза в сутки в течение 14 дней, далее 1 мг/кг, 1 раз в сутки, в течение 7 дней, далее 1 раз в 2 суток, в течение 7 дней, далее 1 раз в 3 суток в течение 7 дней. Одной крысе лечение не назначали за отсутствием необходимости.

Результаты

Все 13 крыс хорошо перенесли внутривенное введение йогексола, как в дозе 700 мг/кг, так и в дозе 1050 мг/кг. У первых двух крыс из контрольной группы наблюдали незначительный тремор сразу после введения КВ. Было установлено, что данная реакция — следствие комнатной температуры вводимого препарата. Остальным 11 крысам (2 из контрольной группы и 9 из группы исследования) вводили подогретый йогексол, и подобной реакции не отмечали. Изображения, полученные от крыс из контрольной группы, использовали как эталон.

Денситометрические показатели ткани головного мозга и НО приведены в таблицах 2 (контрольная группа) и 3 (группа исследования).

2. Денситометрические показатели головного мозга, HU, в контрольной группе (здоровые крысы)
Крысы Доза йогексола, мг/кг До введения йогексола После введения йогексола
1 700 58,1 69,8
2 700 57,2 70,3
3 1050 61,6 71,1
4 1050 60,4 72,3
После введения йогексола 59,3±1,01 70,8±0,55
3. Денситометрические показатели, HU, головного мозга и интракраниальных НО в группе исследования
Крысы Доза йогексола, мг/кг Паренхима головного мозга Интракраниальное НО
до введения йогексола после введения йогексола до введения йогексола после введения йогексола
1 700 57,3 67,5 70,1 129,2
2 700 68,7 72,4 90,4 129,8
3 1050 57,8 74,5 66,9 177,6
4 1050 69,3 72,0 78,5 115,9
5 1050 58,4 69,8 83,4 155,8
6 1050 58,1 73,7 75,3 146,5
7 700 66,3 77,6 101,3 139,7
8 700 67,6 96,8 81,3 274,5
9 1050 65,6 68,2 76,9 322,3
Средний показатель: 63,2±1,72 74,7±2,95 80,5±3,49 176,8±24,05

В контрольной группе головной мозг как до, так и после введения КВ, визуализировался в форме однородной мягкотканой массы, выраженного накопления КВ не происходило. Аналогичным образом вела себя и ткань здорового гипофиза. В группе исследования до введения КВ ни у одной из 9 крыс интракраниальное НО не визуализировалось. После введения КВ все НО визуализировались хорошо, отмечено значительное накопление КВ. Изображения до и после введения КВ приведены на рисунках 2 и 3. Авторы не выявили существенных преимуществ дозировки йогексола 1050 мг/кг перед дозировкой 700 мг/кг для визуализации интракраниальных неоплазий. Результаты денситометрии контрольной группы и группы исследования приведены в таблицах 4 и 5, соответственно.

Аденома гипофиза у крыс

Рис. 2. Визуализация интракраниального НО (предположительно АГ) до контрастирования (КТ) и с внутривенным контрастированием йогексолом в дозе 700 мг/кг (КТ + КВ)

Аденома гипофиза у крыс

Рис. 3. Визуализация интракраниального НО до контрастирования (КТ) и с внутривенным контрастированием йогексолом в дозе 1050 мг/кг (КТ + КВ)

8 из 9 крыс в группе исследования продемонстрировали выраженный положительный ответ на терапию. У трех крыс выраженную положительную динамику наблюдали на второй день лечения, у 5 крыс — на четвертый день, у одной крысы изначально не отмечены ни неврологический дефицит, ни ухудшение общего состояния, а обнаруженная опухоль была случайной находкой. Крысы с симптоматикой общего угнетения активнее общались с людьми и сородичами, принимали корм. Крысы с вестибулярным синдромом уже в первые сутки лечения имели менее выраженный наклон головы, начинали лучше ориентироваться в пространстве и становились более активными. На момент написания работы (16.02.2016) 7 крыс живы, в течение последних 5 месяцев рецидивы симптоматики наблюдали у двух крыс. Одна крыса погибла спустя 3 месяца, было выполнено патологическое исследование (рис. 4), гистологический диагноз — АГ. Вторая крыса, со слов владельца, погибла, материал для патологического исследования не был предоставлен.

Аденома гипофиза у крыс

Рис. 4. Макропрепарат. Аденома гипофиза

Обсуждение

Интракраниальные опухоли у крыс часто встречаются, однако точная статистика пока отсутствует, так как подтверждение подобного диагноза невозможно без КТ. Последняя показала себя как точный и удобный метод диагностики интракраниальных НО у крыс. Одно из самых важных преимуществ КТ (наряду с высокой точностью) — очень высокая скорость исследования, составляющая не более 30 с, что зависит от технических характеристик томографа.

Визуальное подтверждение диагноза значительно повышает уверенность лечащего врача и лояльность владельца животного, способствует принятию решения в пользу лечения, а не эвтаназии.

Несмотря на то, что было получено лишь одно гистологическое подтверждение диагноза, авторы полагают, что 7 из 9 НО являлись АГ или аденокарциномами гипофиза. Данное предположение связано с типичной локализацией неоплазий, а также визуальной идентичностью аналогичных НО у собак и кошек с подтвержденными диагнозами АГ. Два других НО (см. рис. 3, рис. 5) имели не типичную для АГ локализацию и не были дифференцированы с помощью цитологического или гистологического исследований. НО, изображенное на рисунке 5, продемонстрировало очень выраженное накопление КВ, имело небольшие, относительно головного мозга, размеры, и выраженную локализацию под сводом черепа. Подобная визуальная картина может быть характерна для менингиомы, однако эта версия остается лишь предположением авторов.

Аденома гипофиза у крыс

Рис. 5. Локализация НО непосредственно под сводом черепа

Заключение

Предложенная авторами схема лечения привела к значительному улучшению качества жизни крыс с интракраниальными НО. Недостатком метода можно назвать лишь высокие трудозатраты, связанные с необходимостью внутривенной катетеризации и дачей анестезиологического пособия, но, по мнению авторов, эти недостатки не являются существенными, особенно в виду отсутствия альтернатив.

Исследовав отечественные и зарубежные периодические издания, авторы не нашли никаких упоминаний о похожих исследованиях. На этом основании мы полагаем, что это первый опыт подобных исследований у крыс.

Библиография

  1. Auriemma, E. Computed tomography and low-field magnetic resonance imaging of the pituitary gland in dogs with pituitary-dependent hyperadrenocorticism: 11 cases (2001–2003) / E. Auriemma, P.Y. Barthez, R.H. van der Vlugt-Meijer, Voorhout, B.P. Meij // J Am Vet Med Assoc. —2009. — No. 235. — P. 409–414.
  2. Chandra, M. Spontaneous neoplasms in aged sprague-dawley rats / M. Chandra, M.G. Riley, D.E. Johnson // Arch Toxicol. — 1992. — No. 66. — P. 496–502.
  3. Kaspareit-Rittinghausen, J. Mortality and tumor incidence of Han: SPRD rats / J. Kaspareit-Rittinghausen, F. Deerberg, K. Rapp, A. Wcislo // Z Versuchstierkd. — 1990. — No. 33. — P. 23–28.
  4. Pollard, R.E. Cross-sectional imaging characteristics of pituitary adenomas, invasive adenomas and adenocarcinomas in dogs: 33 cases (1988–2006) / R.E. Pollard, C.M. Reilly, M.R. Uerling, F.D. Wood, E.C. Feldman // J Vet Intern Med. — 2010. — No. 24. — P. 160–165.
  5. Stormshak, F. Stimulatory and inhibitory effects of estrogen on uterine DNA synthesis / F. Stormshak, R. Leake, N. Wertz, J. Gorski //Endocrinology. — 1976. — No. 99. — P. 1501–1511.
  6. Van der Vlugt-Meijer, R.H., Voorhout G., Meij B. P. Imaging of the pituitary gland in dogs with pituitary-dependent hyperadrenocorticism. Molecular and Cellular Endocrinology. — 2002. — No. 197. — P. 81–87
  7. Van der Vlugt-Meijer, R.H. Dynamic computed tomography of the pituitary gland in dogs with pituitary-dependent hyperadrenocorticism / R.H. van der Vlugt-Meijer, B.P. Meij, T.S. van den Ingh, A. Rijnberk, G. Voorhout // J Vet Intern Med. — 2003. — No. 17. — P. 773–780.
  8. Wendell, D.L. Quantitative trait loci for estrogen-dependent pituitary tumor growth in the rat / Wendell D.L., Gorski J. // Mammalian Genome. — 1997. —No. 8. — P. 823–829.